Образование, воспитание

Растление детей

Этика должна доминировать над экономикой, воспитание – над образованием, дело – над словами.


С началом «перестройки» всплыло много мусора, представители которого усиленно начали проводить мысль о том, что воспитание вовсе не нужно, что это наследие социализма с которым нужно бороться и искоренять. Школа должна давать знания – утверждали они – функцию воспитания из школы нужно убрать, чтобы это не мешало процессу образования.

Вряд ли они утверждали это по глупости, просто чуяли откуда дует ветер и помогали, совсем не бескорыстно, надувать паруса Даллеса. Величайшие умы человечества, все классики в той или иной форме утверждали: воспитание важней образования! Действительно, зачем обществу высокообразованные, но дурно воспитанные Чикатилы, Чубайсы и прочие отбросы общества. Чем больше образования они получат, тем больший вред они нанесут и трудней будет их остановить.

В любом деле важен профессионализм, тем более в воспитании. На деле, этой важнейшей функцией, занимаются безграмотные в этом отношении родители, которые бывают заняты на работе и у них просто нет времени на это. Со школы эту функцию стараются убрать, а кто же будет воспитывать детей? Двор, телевизор и компьютер?!

Коррумпированное чиновничество, стараясь снять со своих плеч, ещё одну заботу, объявило очередную компанию: «Закроем детские дома, раздадим всех детей в семьи!» И это в нашем больном обществе?! Где новорожденных детей находят в мусорных баках, задушенными и утопленными в ближайшем водоёме! Где детей воспитывают наравне с домашними животными, превращая их в маугли! Где над ними издеваются, избивают! Где большинство членов общества получая нищенскую зарплату, просто не в состоянии достойно содержать детей!

Детские дома могут быть двух типов. Один тип – это плохо обеспеченный, учителя и воспитатели получают нищенскую зарплату. В таком доме, несчастная воспитательница, жалостливо гладит воспитанника по голове и говорит ему: «Сиротинушка ты моя бедная, некому о тебе позаботиться, дай Бог чтобы нашлась для тебя семья…» Разумеется, дети в таких домах не ухоженные, не обеспеченные всем необходимым, приобретают комплекс неполноценности, и вызывают только жалость.

Но детский дом может быть совсем другим, хорошо обустроенным и укомплектованным всем необходимым. Компьютерное и другое оборудование должно быть самое новейшее. Все воспитанники должны к концу обучения получать права на вождение машины. У них должен быть кружок планеристов и все желающие должны иметь возможность летать на планерах. Учителя и воспитатели должны набираться по конкурсу и получать зарплату в два раза больше чем в обычных школах. В таком детском доме воспитанника жалеть никто не будет, ему будут завидовать.

Подобный детский дом должен иметь каждый крупный населенный пункт и все дети из неблагополучных семей, должны иметь возможность по своему желанию, переселиться в такой дом. Для воспитанников детских домов должны быть льготы на получение высшего образования. При выходе из детского дома он должен получать место в общежитии. При создании семьи – отдельную комнату в общежитии. И только при рождении ребенка получать отдельную квартиру. Получая квартиру, сразу при выходе из детского дома, они зачастую просто не в состоянии ей правильно распорядиться.

Из таких детских домов, укомплектованных высокопрофессиональными кадрами, будут выходить воспитанники полностью подготовленными к дальнейшей жизни, полноценные члены общества. Следует помнить, что Пушкин и целая плеяда его знаменитых современников получили отнюдь не домашнее, школьное образование и воспитание.

Судить о воспитании и воспитывать не должен любой желающий профан. В этом деле у нас есть величайшие авторитеты, которые признаны во всем мире. Например, труды Макаренко, который отдал этому делу всю свою жизнь, печатаются и изучаются во всех цивилизованных странах, не в почете они только у нас.

Макаренко доказал, что полноценное воспитание возможно только в коллективе! И это легко можно понять – ведь человек существо общественное, практически вся его жизнь зависит от общества. Лучшие умы человечества, заглядывая в будущее, предсказывали что воспитанием и образованием детей, в развитом обществе, будут заниматься в закрытых учреждениях, наподобие детских домов. А это отход от «семейных ценностей» — понять и осознать перспективность этого способен не каждый.

Российская номенклатура, стараясь закрыть детские дома, вовсе не обеспокоена проблемами воспитания и образования. Понятно, что они стараются сбросить со своих плеч лишнюю заботу, мешающую им обогащаться и набивать свои карманы. Вместо того чтобы развивать детские дома, формируя с их помощью элиту современного общества, они стремятся от них отделаться, обманывая общество своими лицемерными, лживыми заявлениями.

Более подробно на тему воспитания и образования можно прочитать в книге: «Стратегия разума и успеха». Здесь приводится только небольшой отрывок из книги.

Не трудно понять, что состояние детских домов, зависит от состояния общества. Они могут быть элитными учебными заведениями или находиться в бедственном положении, как в современной России.

Необходимость образования

Господин Путин, будучи президентом, выступая по телевидению говорил об «избыточном числе людей с высшим образованием в России», ему вторили другие высокопоставленные чиновники. В России — сырьевом придатке Запада, образование не в почете.

В лучшие годы студенты вузов составляли у нас примерно 20% всей молодежи в возрасте от 17 до 23 лет, в Западной Европе – примерно 35%, в США – 60%, и к этому же уровню приближается Япония.

Наверное, в Японии живут не самые глупые люди, если они стремятся к всеобщему высшему образованию. Специалистами доказано, что в информационном обществе ХХ1 века не менее 60-80% работающего населения должно иметь высшее образование! Не как пожелание, а как условие успешного выживания нации и государства.

Экономическое чудо Японии и Кореи – не чудо, а результат повышения уровня образования их работников. Эти страны начали с того, что открыли университеты, и сегодня в Японии, например, их уже более 300. Результат не замедлил сказаться: все достижения, которыми фундаментальная наука обогатила человечество, — атомная энергетика, космическая связь, телевидение и компьютеры, — вошли в быт японцев, сделали их страну «цивилизацией будущего». Сегодня в России всего лишь 40 университетов.

Чтобы не отстать от прогресса науки и техники, работнику современной индустрии приходится, чуть ли не заново переучиваться каждые десять лет. Создается иллюзия, что знания обесцениваются. На самом же деле их вес повышается. Но нужны не заученные знания, а творчески усвоенные.

Индивид, даже если он творит в пустынном замке, тысячами нитей связан с обществом. Научное творчество по своей сущности глубоко социально. Оно находится в непосредственной зависимости не только от объекта исследования, но и от людей, сделавших раньше вклад в науку. Как сказал Ньютон: «Я велик потому, что стою на плечах гигантов».

«Успехи» демократического образования

У творческого человека процесс образования растянут на всю жизнь. Этому помогает подписка на газеты и журналы. В советское время я подписывался на несколько газет и с десяток журналов, теперь — то зарплата смешная, то вообще безработный – подписки ноль! Но это не только моя беда, в России расходы на подписку научной литературы в расчете на одного ученого составляют всего 11,3, в Индии — 54, в Китае — 120, в Польше — 430, в Швеции — 578, в Великобритании — 727 евро в год. Как результат число ежегодных научных публикаций в расчете на 100 ученых в России одно из самых низких в мире — 5,4 статьи.

4 декабря 2001 года были опубликованы результаты обследования эффективности системы образования 32 стран, проведенного по заказу Организации экономического сотрудничества и развития. В рамках этого мероприятия оценивались знания школьников 15 летнего возраста по трем направлениям: умению читать и понимать прочитанное, математике и естественным наукам.

По двум параметрам – пониманию прочитанного и естественным наукам – российские школьники оказались на 27 месте, а по математике на 22-м. И это из 32 возможных мест. А подобное исследование проводившееся в конце 80-х годов прошлого века, показало, что школьники СССР по математике находились на третьем месте, а по естественным наукам – на четвертом месте (чтение и понимание текста тогда не оценивалось), оставив далеко позади США (12-13 место).

Зато в наше время несколько миллионов детей школьного возраста (официальная цифра – 2 миллиона) вообще не охвачены никакими формами обучения.

Деидеологизация образования, то есть отказ от формирования у учащихся материалистического мировоззрения, основанного на истории и реальных достижениях естественных наук, сделали свое дело. Отказ от воспитания активной гражданской позиции замкнул процесс. Люди, далекие от преподавания, едва ли отдают себе отчет в том, до какой степени за последнее десятилетие изменились сознание и мотивация поведения нашей учащейся молодежи.

Современные российские студенты, как пользователи, неплохо владеют компьютером, а как потребители прекрасно разбираются в номенклатуре товаров и их ценах. Но не ощущают себя субъектами, призванными творить в будущем свою собственную историю, то есть способными, например, создавать более совершенные компьютеры или более качественные товары – такие, что имели бы шансы вытеснить зарубежные хотя бы с отечественного рынка.

Выстраивается идеология колониальной администрации, которой наплевать и на просвещение, и на мировоззрение, и на воспитание аборигенов, как и на их национальные традиции и прошлые достижения, и для которых из всех качеств выпускников учебных заведений важны лишь «деятельные компетенции», необходимые для обслуживания колонизаторов неважно какой национальности.

Псевдодемократы стремятся «создать условия для эволюционной смены менталитета через школу», цель ее – уничтожить духовную самобытность русской нации, коренные черты ее характера.

В массовой школе Запада многое делается, чтобы внедрить идеалы конкуренции – индивидуальной или групповой. Дружба и взаимопомощь не только не поощряются, но даже порицаются. Наши, с лакейской преданностью подражания Западу, стараются это перенять. К тому же, в последние годы без шума устранили принцип трудовой школы. А ведь это – коренное изменение!

Школа официально занимает свое место в классовой борьбе на стороне капитала против труда. Как грибы растут кружки «юных бизнесменов», а есть ли хоть один кружок профсоюзных активистов или организаторов забастовочного движения? Ужасно слышать от школьников-мальчишек нашептанный им бред о благе богатства – никогда в истории России такого нельзя было услышать ни в приходской школе, ни в гимназии, ни в Лицее, где учился Пушкин.

Половина старшеклассников желает быть предпринимателями. В целом это беда России – у подростков сознательно формируют инфантильное, иллюзорное представление о жизни. Неизбежный крах иллюзий у большинства вызовет подавленность, сделает еще более легкой жертвой манипуляции. Для многих это будет катастрофой, они скатятся в преступность и наркоманию, к этому их подталкивают.

В Западной школе принята концепция принижения символов для «ученика массы». Эксперты утверждают, что бедные лучше учатся, если им подсовывать истории о бедных и убогих. Так из программы изымают классику, которая как раз утверждает единство и общность человечества.

У нас сейчас достигли совершеннолетия 10 млн. совершенно неграмотных, и 2 млн. ребят школьного возраста по разным причинам не учатся.

По данным Минобороны, до 25% призывников из сельской местности оказываются фактически неграмотными.

Обязательное всеобщее образование вызывало у антисоветских «демократов» едва ли не самую сильную ненависть. Советскую школу обвиняли в «уравниловке». С какой злобой говорили о рабфаках, о «шариковых», которых допустили к образованию наравне с «белой костью»!

Расчленение школы, которое предлагают сейчас – на школу для «элиты» и школу для «массы» – ведет к так называемому «двойному» обществу. Они считают, что большинству не нужно высшее образование. Умеют считать и писать, и хватит.

Вот ответы учеников старшеклассников московских школ:

«Великую Отечественную войну начал Советский Союз в 1937 году. Победила в ней Америка» (11-й класс);

«Декабристы хотели захватить власть, чтобы построить коммунизм. Но народ их не поддержал»

«Маршал Жуков разгромил французов. Тогда воевали на конях. Ему и памятник такой поставили: Жуков на коне».

Половое воспитание

Всем, надеюсь, памятно, как в первые годы независимой России патриотизм как-то вдруг стал ругательным словом, почти равнозначным национализму и даже фашизму. Это было тогда же, когда — и тоже как бы «вдруг» — стали говорить о том, что в школе не надо воспитывать, надо только обучать, что воспитание — это насилие над личностью. Но к половому воспитанию это не относилось, о нем начали проявлять повышенную заботу.

В детских садах начали давать малышам начальное секс-образование в картинках. В школе уже более серьезные, углубленные знания, практические занятия с 12 лет: обучение безопасному сексу, как правильно надеть презерватив, как уберечься от СПИДа, убеждают, что на вечеринках у них должно быть 3-4 половых партнера и т.д. Мальчишки на соответствующем языке обсуждают качество презервативов, девочки-школьницы озабочены, где дешевле сделать аборт.

Преждевременные знания приводят к драме – у тысяч девчонок с юных лет исковеркана психика, здоровье, жизнь. «Специалисты», растлители холодно и безжалостно истребляют чистоту на всех уровнях. Открыто ведется работа по моральному разложению и уничтожению нашего народа. А на самом Западе сейчас пропагандируют совсем другие ценности, там сейчас предпочитают браки с девственницами.

Для себя – почти пуританская мораль, строжайшее соблюдение нравственных норм и правил, по крайней мере на уровне закона. И это вполне закономерно, потому что всем, что касается обеспечения национальной безопасности (а нравственное здоровье детей – это будущее нации), США ведут себя как заурядная тоталитарная страна, и там каждого любителя просмотра в Интернете детской порнографии ожидает 3 года тюрьмы. Дочь Буша попалась на употреблении пива – последовали такие судебные санкции, которые у нас дают несовершеннолетним разве что за вооруженный грабеж.

Американская цензура настолько строга, что сквозь нее не могут пройти даже такие сказки, как «Малыш и Карлсон». Власти сразу нескольких американских штатов издали законы, запрещающие использование популярной сказки «Малыш и Карлсон» в школьной программе. Они считают, что после ознакомления с данной книгой у детей может возникнуть склонность к антисоциальному, деструктивному поведению, что является прямой угрозой американскому образу жизни.

Против России все еще продолжает действовать директива принятая 18 августа 1948 г. Советом национальной безопасности США № 20/1 «Цели США в холодной войне против России». Эти цели озвучил глава разведки США А. Даллес. Приведем выдержку из этого документа, относящуюся непосредственно к молодежи: «Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства…

Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности…

Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».

Память и мышление

В школе многие ребята, которые хорошо учились в начальных классах, когда многое можно было просто запомнить, а в старших попадали в ряды неуспевающих. Причиной этому часто было слабое развитие интеллектуальных способностей именно потому, что человек привык не размышлять, а только запоминать.

Память малышей бездонна, но к 10-11 годам (у вундеркиндов раньше) она умеряет свой аппетит, становится гораздо более ленивой. Теперь – и до конца жизни – мы будем переваривать то, чем объедались в детстве. Переваривать — мышлением. Память станет только его подспорьем.

Вот почему на этом рубеже скисают многие вундеркинды: мышление – это новое качество, это – дерево, которое вырастает на почве памяти, и не всякий ее слой, и не во всех условиях плодоносен. Вот почему – памятью берут! – в первых классах много отличников; после четвертого-пятого они почти все переходят в разряд середняков; зато появляются новые лидеры – часто из бывших середняков: жизнь приучила их к преодолению трудностей, их самостоятельное мышление поневоле развивалось успешней. И это им послужит на всю последующую жизнь.

К сожалению, обучение в наших школах настроено преимущественно на запоминание. Оно развивает: знания, умения, навыки – это все кладовые памяти. А мышление, тем более мышление самостоятельное, не только не развивается, но зачастую и не поощряется. Вот откуда столько равнодушных, не знающих своего призвания, своего места в жизни людей…

Отличником можно быть за счет прилежания и хорошо развитой памяти, а не мышления. Мышление важней, с его помощью человек обладает способностью успешно ориентироваться в любой ситуации. Быстро обучаться новому. Быть понятливым и уметь быстро схватывать суть.

Настоящее образование подразумевает не столько знания, сколько умение их к чему-нибудь приложить. Ценятся не знания сами по себе, а то, как они могут быть употреблены.

Умение самостоятельно добывать знания ценилось во все века. Такой гений, как Фарадей, никаких университетов не кончал. Не имел системного образования и Эдисон, считавший, что важнейшая задача цивилизации – научить человека мыслить. Далее все приложится.

Самостоятельно приобретенные знания наиболее ценны. Они становятся органическим достоянием личности, побуждают творчески относиться к делу.

Многознание – уму не научает

Способность мыслить возникает лишь вместе с приобщением к общечеловеческой культуре, к знаниям. Ум – это дар общества человеку. Он формируется и совершенствуется в ходе индивидуального освоения духовной культуры эпохи. Задача социалистического общества – открывать, облегчать каждому доступ к этой культуре. И в первую очередь это обязана делать школа.

Искалечить мышление легко, а излечить очень трудно. Искалечить можно системой «неестественных» (с точки зрения подлинной умственной культуры) упражнений. И один из самых верных способов такого уродования интеллекта – формальное заучивание знаний.

Зубрежка, подкрепляемая бесконечным повторением (которое следовало бы назвать не матерью, а скорее мачехой учения), калечит интеллект тем вернее, как это ни парадоксально, чем «умнее» усваиваемые при этом истины. Дело в том, что вздорную идею из головы ребенка быстро выветрит его собственный опыт. А зазубренная без понимания «абсолютная истина» становится для мысли чем-то вроде рельсов для поезда. Мысль призывают двигаться только по проторенным путям. И все, что вправо и влево, представляется при этом несущественным, неинтересным.

Как доказали многочисленные эксперименты, память человека хранит все, с чем имел дело его обладатель на протяжении жизни. Одни знания хранятся в мозгу в активном состоянии и напоминают хорошо организованное рабочее место: человек берет здесь нужный предмет, инструмент, не глядя, не вспоминая ничего специально.

Другое дело – знания, усвоенные без всякой связи с основной деятельностью человека. Мозг стремится погрузить их на дно подсознания. Вот этот-то естественный механизм мозга, охраняющий высшие его отделы от наводнения массы информации, и разрушает зубрежка.

Очевидно, процесс усвоения знаний надо организовать так, как организует его жизнь. А именно: чтобы ребенок постоянно был вынужден тренировать не столько память, сколько способность решать задачи, требующие самостоятельного суждения.

Решение задач – вовсе не привилегия математики. Все человеческое познание есть не что иное, как непрекращающийся процесс постановки и разрешения все новых и новых задач, вопросов, проблем. Человек увидевший в теоретической формуле ясный ответ на заинтересовавший его вопрос, эту теоретическую формулу не забудет. Ему не нужно будет ее зазубривать, он ее запомнит легко и естественно. А если и забудет, не беда, всегда выведет снова, когда ему встретится ситуация задачи с тем же составом условий. Это и есть ум.

Начинать учить мыслить нужно прежде всего с развития способности правильно ставить вопросы. С этого начинала и начинает каждый раз наука: с постановки вопроса, с формулировки проблемы, задачи, неразрешимой с помощью уже известных способов действия, известными путями.

Что бы мы сказали о математике, который заставлял бы своих учеников зубрить наизусть ответы, напечатанные в конце задачника, не показывая им ни самих задач, ни способов их решения? Между тем географию, ботанику, химию, физику и историю нередко преподаю детям именно таким способом: сообщают ответы, найденные человечеством, даже не пытаясь объяснить, на какие именно вопросы эти ответы были даны. Ребенка вводят в науку почему-то с «обратного конца» и удивляются, что он никак не может усвоить, а усвоив (зазубрив), никак не может соотнести общетеоретические положения с реальностью, с жизнью. Так и вырастает псевдо-ученый, педант.

Философия давно выяснила, что действительный вопрос, требующий решения путем дальнейшего исследования фактов, всегда выглядит как логическое противоречие, как парадокс. Именно там, где в составе знания вдруг появляется противоречие (одни говорят так, другие – этак), и возникает необходимость глубже исследовать предмет. Противоречие – показатель, что знания, зафиксированные в общепринятых положениях, чересчур общо, неконкретно, односторонне.

Ум, приученный к действиям по штампу, по готовому рецепту типового решения, теряющийся там, где от него требуется самостоятельное творческое решение, не любит противоречий. Он старается их обходить, сворачивать на рутинные дорожки. И когда ему это не удается, когда противоречие упрямо возникает вновь и вновь, такой ум «срывается в истерику», — именно там, где нужно мыслить. Отношения к противоречиям является очень точным критерием культуры ума. Даже, собственно говоря, показателем его наличия.

Поэтому-то ум и надо с самого начала воспитывать так, чтобы противоречие служило для него не поводом для истерики, а стимулом к самостоятельному умственному труду.

Достаточно опытный педагог всегда учитывает это в практике. Он всегда тактично приводит маленького человека к проблемной ситуации, к проблеме, которая требует, с одной стороны, активного использования всего ранее усвоенного, а с другой – не поддается и при этом требует еще собственного соображения, элементарной творческой выдумки. И если ребенок находит выход, то это дороже «усвоения» тысячи готовых решений.

Чем отличается диалектически мыслящий человек от мыслящего не диалектически? Умением заглядывать далеко вперед. Умением наедине с собой, без «оппонента», взвешивать все «за» и все «против», не дожидаясь, пока эти «против» со злорадством предъявит противник. Поэтому культурно мыслящий человек и оказывается всегда прекрасно вооруженным в спорах. Он заранее предвидит все «против», учитывает их вес, заготавливает контраргументы.

Человек же, который, готовясь к спору, старательно и пристально коллекционирует одни «за», одни подтверждения своему тезису, всегда бывает бит…

 

Добавить комментарий