Развитие потребностей

Обложка книги 2 вариат.


      Потребности в совести, морали – отличают человека от животных. Потребности можно разделить на два главных вида: эгоистических и социальных.

      Для материалистически мыслящего ума духовное есть сочетание идеальной потребности познания и творчества с социальной потребностью «для других». Подобное определение наиболее полно и точно соответствует тому содержанию, которое каждый из нас интуитивно вкладывает в понятие «духовность», «великодушие», «душевные качества», «душа».

      В определенный момент человек заметил, что, помимо нужды в пище, одежде, жилище и женщине (мужчине), он наделен тягой к новому, неизведанному, красивому, к сочувствию и ласке, то есть к тому, что нельзя взять в руки, силой отнять у собрата, закопать в землю на черный день. Вот в этом-то неуловимом, невещественном и нуждается в отличие от тела душа.

      Уникальное творческое «я» обрело своего носителя в виде вклада в общечеловеческую культуру: «Нет, весь я не умру, душа в заветной лире мой прах переживет…» Заметьте: не на небесах, не в виде «астрального тела», о котором склонны потолковать и нынешние мистики, — «в заветной лире», то есть в деянии, в изобретении, просто в доброй памяти людей.

      Следует помнить, что для человека преграда – это отнюдь не одни лишь внешние препятствия, но и конкурирующие потребности. Например, потребность быть здоровым приводит человека к необходимости закаляться, но потребность избегать неприятных ощущений мешает ему становиться под холодный душ. В этом случае победа одной из «конкуренток» будет определяться не только ее собственной силой, но и волей, по отношению к которой соперничающая потребность есть препятствие, «внутренняя помеха».

      Людей отличает потребность – стремления к комфорту, под которым, как правило, подразумевается достижение максимума жизненных благ (прежде всего обильной и вкусной пище) при минимальной затрате усилий (основное – как можно меньше двигательной активности). Это, как раз то, что в наибольшей степени подрывает здоровье человека. И только разум и воля помогают человеку отказаться от лишней пищи и заставить себя больше двигаться (например, заняться спортом).

      Опыты показали, что если человека полностью лишают притока новых впечатлений, удовлетворяя при этом все его физические нужды (питание, удобная постель, температурный комфорт), у него в такой информационно-обедненной среде очень быстро возникают тяжелейшие нервно-психические расстройства.

      Под влиянием воспитания, жизненного опыта, текущих событий у человека складывается определенная система его потребностей, составляющая «ядро» личности.

      Хорошей пробой на обнаружение главенствующей потребности является предоставление свободы выбора поступка. В момент выбора становится очевидным, какой мотив, какая потребность занимает ведущее положение в структуре личности.

      Поскольку разум способен управлять волей, овладеть страстями и инстинктами, моральность (разумность, мудрость) определяется степенью возвышения личности над данным от рождения «природным» началом. И это открывает нам путь к бесконечному совершенствованию. А примером нам могут служить такие великие люди как Сократ, Эйнштейн и др.

      Известна умеренность великого философа в потреблении, известно равнодушие его к материальному достатку. Кажется «мелочи быта», всего лишь каприз, причуда характера, но и в этом проступала суть его жизненной позиции. Убеждая сограждан следовать только необходимому, Сократ боролся с идеалом тривиального благополучия софистов, заботившихся об удовлетворении не общественных интересов, а только собственных потребностей.

      А. Эйнштейн также отличался непритязательностью житейских запросов, что объяснялось стремлением максимально освободиться от повседневности, от гнета всевозможных мелочей и условностей, мешающихся сосредоточится на главном. «Ведь мы — рабы миллиона вещей, а наша рабская зависимость все возрастает». Ничто так не способствует развитию потребностей, как отсутствие способностей.

      Кроме чисто материальных, существуют потребности делающие человека человеком, обеспечивающие тот самый «личностный рост», приостановка которого чревата чрезмерным зацикливанием на материальных благах. И первая среди них – потребность в труде. Известный английский писатель Самюэль Смайлс говорил: «Если бы труд был уничтожен, нравственная смерть постигла все человечество. Не труд, а леность – проклятие человека».

      И все же вряд ли кто будет отрицать тот факт, что для многих труд остается тяжелой необходимостью. По-видимому, потребность в труде должна сочетаться со свободой выбора.

      Именно отсутствие увлеченности, интереса чем бы то ни было – лежит в основе пьянства, наркомании и прочих человеческих пороков.

      Только возвращение в общество таких человеческих потребностей, как стабильность и справедливость, может стать ключом к решению многих проблем. Если появится надежда на справедливость, люди перенесут все другие лишения и трудности – такое уже не раз бывало в нашей истории…

      Внутренняя шкала человеческих ценностей базируется на естественных потребностях, но их «ранжирование», преобладание одних над другими, определяется воспитанием – в семье, в школе, самовоспитанием. У одних вся жизнь уходит на потребление материальных благ, другие довольствуются малым, но открывают для себя мир высоких увлечений. Одни следуют естественным потребностям в правде и справедливости, другие удовлетворяются двойными стандартами: одна, правда, для своих, другая – для всех остальных.

      В каждой жизненной ситуации какие-то потребности выступают на передний план, а какие-то остаются в тени. Конечно, у человека, идущего по пустыне, доминирующее желание вызывает жажда, а наивысшее счастье – оазис на горизонте. Во время настоящего голода трудно думать о чем бы то ни было, кроме еды. Но для многих потребность в еде (даже в нормальной жизни) оказывается едва ли не основной, и совсем не обязательно у людей с ограниченными материальными возможностями, скорее – наоборот. Сначала – еда без всяких ограничений (сколько «влезет»), потом борьба с последствиями переедания с помощью сложных и дорогих систем снижения веса и только для того, чтобы, похудев, начать все сначала.

      Примером в сказанном может послужить наша «знать». В печати появилось сенсационное сообщение: «ЧУБАЙС ОБЪЯВИЛ ГОЛОДОВКУ!» Из солидарности за ним последовала вся новорусская «элита». Нет, не против невыносимых условий жизни трудящихся. Зажрались. Стало тяжело таскать брюхо. Печать сообщает, сбросили вес: Чубайс – 15 кг, Черномырдин – 12 кг, Лесин – 30 кг, Боос – 15 кг, Кириенко, Швыдкой – по 10 кг. Рекорд побил депутат Думы Макаров – 73 кг! Отсюда их отношения к голодовкам трудящихся – пусть голодают, полезно для здоровья.

      Во всем нужна золотая середина (недаром же ее так называют). Ужасен вынужденный голод. Но не менее ужасно для нашего организма — переедание. Известный американский психолог Абрахам Маслоу в книге «Мотивация и личность», предупреждает об опасности отсутствия меры. «Материальное изобилие (то есть удовлетворение потребностей низших уровней), — пишет он, — может послужить предпосылкой для возникновения таких патологических явлений, как скука, эгоизм, чувство элитарности, «заслуженного превосходства», приостановка личностного роста».






Добавить комментарий