Уголовное законодательство – как отменить расстрел

кот-235x300


      В России очень на совершенны законы, защищающие интересы большинства граждан. Несовершенство законов просто мозолит глаза, об этом много говорят, но вот почему-то изменять их не спешат, тянется это годами. Происходит это потому, что интересы посредников стоят выше интересов общества.

      У нас численность работников МВД, на которых возложено поддержание порядка в стране, едва ли не выше численности личного состава Министерства обороны.

      И в тоже время в стране усиливается разгул преступности, которая вместе с латентной, достигла 10 млн. преступлений в год. По числу убийств Россия входит в тройку самых криминальных стран мира. Нынешний режим установил совершенно уникальный мировой рекорд: каждый четвертый взрослый мужчина в РФ – бывший или настоящий заключенный! Сталину такие темпы репрессий и не снились.

      В камерах только и разговоров, что о деньгах — следователь потребовал столько, адвокат — столько, лучше дать прокурору и судье, чем следователю, апелляция будет стоить дороже, чем суд, и так далее, и тому подобное. Обратите внимание на автомобили, припаркованные к департаменту, к судам, к прокуратурам, сплошные иномарки!

       В России пытки, в частности, в милиции, носят массовый и систематический характер. Об этом говорится в специальном докладе правозащитной организация Human Rights Watch. По ее данным, Россия вместе с Египтом, Филиппинами, Шри-Ланкой, Сирией и Узбекистаном занимает «почетное» место в списке стран, где пытки стали традицией.

       Можно как угодно к этому относиться, но надо отдавать себе отчёт, что сегодня пытки, побои, запугивания являются основным способом дознания. Что, вообще говоря, является уголовным преступлением. И это происходит, как у нас любят говорить, в центре Европы, в первой половине XXI века.

      С помощью пыток милиция добивается высоких показателей в раскрываемости преступлений. Отсюда 50% сфабрикованных уголовных дел, переполненные тюрьмы, где половина заключенных сидит годами за мелкие правонарушения. В изоляторах и камерах предварительного заключения люди также сидят месяцами, в большинстве случаев за мелкие правонарушения. В этом случае государственные деньги никто не экономит. Их вполне логично было бы освободить под залог, или под подписку о невыезде.

      Переполненные тюрьмы освобождают, чуть ли не ежемесячными амнистиями, а потом опять заполняют. В основном многие сидят за мелкие правонарушения, например, за мешок картошки. Как показывает практика, за украденный мешок картошки или гуся у нас получают такой же срок, как за хищение десятков миллионов рублей! Такие у нас законы…

      Уголовное законодательство защищает интересы не государства и потерпевших, а интересы многочисленных посредников от закона, которые с помощью взяток пополняют личный бюджет. Очевидно, что за мелкие нарушения сажать в тюрьму или КПЗ нужно запретить совсем. Выяснили личность такого нарушителя и сразу отпустили, за нанесенный ущерб он всегда может ответить своей зарплатой или имуществом.

      Уголовное законодательство должно стоять на трех китах: наказание, воспитание, возмещение ущерба. Нарушитель закона должен возместить ущерб в двойном размере: украл мешок картошки, – заплати как за два. Воспитание будет состоять в том, что такой нарушитель в течение года будет с каждой зарплаты выплачивать 10%. Каждый месяц в течение года ему будут напоминать, как не хорошо красть.

      К наказанию за мелкие правонарушения нужно подходить творчески, например, как в Америке, где за нарушения правил дорожного движения, в одном городе, нарушителей приговаривают к работе в морге, где заставляют переносить покойников погибших в автоавариях. Говорят, здорово помогает.

      Вокруг крупных городов, по берегам рек и прудов, места общественного отдыха превращаются в свалки. Убирать некому. Почему бы не организовать уборку этих территорий силами мелких правонарушителей, заставляя их работать в выходные дни.

      Из любого явления можно извлечь для общества пользу, а можно отдать эту выгоду на откуп многочисленным посредникам, которые будут набивать собственные карманы взятками.

      Это будет достаточным наказанием в подобных преступлениях и значительно освободит тюрьмы и затраты на содержание заключенных. Это также заставит серьезно задуматься тех, кто крадет на миллионы, потому, что возвращать придется в двойном размере.

      Такая система наказания может работать до размера хищения стоимости однокомнатной квартиры в провинциальном городе. Если размер хищения больше этой стоимости, можно брать под стражу и кроме двойной выплаты убытка сажать в тюрьму, где заключенный сможет работать и выпускать не раньше, чем будет погашен ущерб.

      Очевидно, что высокие зарплаты судьям не помогут в борьбе с коррупцией. Судьями (возможно и прокуроров) нужно назначать пенсионеров, которых за год-два до пенсии нужно подготавливать на специальных курсах. Людей уже состоявшихся трудней подкупить.

      Необходимо упростить судопроизводство. Например, если подсудимый сразу признает свою вину, его осудят по прецеденту, а судебные издержки в этом случае он не оплачивает. Если он свою вину не признает, но она доказывается в ходе судебного разбирательства – к наказанию добавляется оплата им судебных издержек. Если его оправдывают, судебные издержки он не оплачивает.

      Даже за такое тяжелое преступление, как убийство, можно наказать достаточно сурово, но без расстрела. Тема отмены расстрела стала любимой для разных ведущих ток-шоу, но видимого результата не видно. Действительно трудно решить, что благоразумней? Если расстрелять, то о преступнике и преступлении быстро забудут, и воспитательной роли тут не будет никакой. Да и поганая жизнь преступника не сможет возместить утерянную жизнь хорошего человека.

      Если посадить на всю жизнь, тут тоже воспитания мало, а наказание не кажется справедливым для большинства. Если убийц сажать на 10-20 лет, как происходит у нас сейчас, то это вообще кажется несправедливым. Они выходят, иногда даже досрочно, и как ни в чем, ни бывало, живут дальше. Они совершили непоправимое – прервали чью-то жизнь, а сами пользуются всеми благами жизни.

      Эту дилемму можно решить, если убийц не расстреливать, а наказывать сурово, по справедливости. Убийцу нужно сажать в тюрьму на три года. Это нужно для того, чтобы приговор подтвердился временем. После этого приговоренного кастрируют; он прервал чью-то жизнь и не имеет права продолжить собственную в детях.

      Дополнительно за каждого убитого он должен лишиться одного своего органа. У человека много двойных органов, например, почки, одну из которых у него вырежут и пересадят остро нуждающемуся. На его лбу сделают татуировку: большую букву «У», что будет означать, что он убийца.

      После этого его поселят там, где он совершил преступление. Он будет лишен прав выезда из этого населенного пункта, и вообще передвижения на любых колесах, даже на велосипеде, только пешком. Работать он должен с одним выходным в неделю, без отпуска и до конца жизни он будет выплачивать с зарплаты 30-50% в пользу пострадавших или государства. Он должен будет постоянно носить приметную безрукавку, чтобы издали было видно, что это убийца.

      Если он совершит какое-либо дополнительное правонарушение его можно наказать, надев на ноги оковы с короткой цепью, какие раньше носили каторжане, чтобы он мог ходить только семенящей походкой. Дополнительных наказаний можно придумать сколько угодно.

      Если в городе или поселке будет находиться хоть один такой осужденный преступник, он будет служить хорошей мерой воспитания. Дети с детства поймут, что самое дорогое это жизнь и надо её ценить. Никто не захочет жить как он: в полуподвальной комнатушке, работать на самой грязной работе и быть хуже шелудивого пса, на которого всякий может плюнуть и пнуть.

      Несовершенство нашего законодательства видно невооруженным глазом, но надеяться на думцев бесполезно. Каждая дума вырабатывает тысячи законов: олигархи процветают, большинство нищает. Сами законодатели заботятся только о себе любимых, у них теперь льгот больше, чем у беременных женщин при социализме. Видно, что эти посредники заботятся только о себе, а интересы большинства народа их не интересуют.






Добавить комментарий