Вода

Донские просторы


На земле загрязнены 12% рек, 90% родников больше не существует. Вода оказалась самой уязвимой частью природы. При кажущемся ее изобилии на планете пресная вода составляет всего 3% от общих запасов, причем три четверти ее заморожено в Арктике и Антарктике. Пятую часть составляют грунтовые воды и лишь 1% циркулирует в реках, озерах, болотах, плывет над землей в виде облаков.

Практически во всех крупных и средних городах России в питьевой воде предельно допустимые концентрации ряда загрязнений превышены во много раз. Например, в Ростове в местах забора питьевой воды превышение по фенолам – в 27-50 раз, по нефтепродуктам – до 50 раз, по инфекционным бактериям – до 263 раз!

На большинстве очистных систем воду очищают хлором. Поэтому питьевую воду рекомендуют перед употреблением отстоять в течение суток, для удаления хлора, фтора, аммиака. Если хлорированную воду сразу начать кипятить, то хлор образует с другими химическими соединениями, находящимися в воде, диоксин – один из страшнейших ядов, вызывающим букет отравлений: подавление иммунной системы человека, заболевания кожи и др.

Как берегут и охраняют воду в наше время видно на многочисленных примерах. Осенью 91-го года в селе Знаменское Одинцовского района чиновник аппарата тогдашнего Совмина Марина Каширина получила от главы сельской администрации разрешение на строительство дома прямо на берегу реки Москва. Естественно, в нарушение всех правил и законов.

Вместе с Мосводоканалом начали борьбу с Кашириной чиновники самого высокого ранга. В нее были втянуты и тогдашний генпрокурор Степанков, и министр экологии Данилов-Данильян, и областной губернатор Тяжлов… Они делали вид, что помогают нам отстоять закон: писали распоряжения, заказывали различные экспертизы, собирали высокие совещания… А Каширина в это время строила свой дом. И построила его, наплевав на закон, на нас, на общественное мнение, и до сих пор плюет со своего крыльца прямо в реку, и не только, надо полагать, плюет.

Но в 91-м случай с Кашириной был скорее исключением из правил нежели правилом. Помнится, тогда тревожное письмо направили Ельцину мэр Москвы Гавриил Попов, вице-мэр Юрий Лужков, министр здравоохранения Александр Воробьев, глава Госкомитета по санитарно-эпидемиологическому надзору Евгений Беляев… Высокопоставленные чиновники били тревогу: в водоохранной зоне незаконно построено сорок домов! Обратите внимание: сорок! А сейчас таких домов тысячи. Это стало возможным еще и потому, что теперь застройку в водоохранной зоне не надо согласовывать ни с Мосводоканалом, ни с санитарно-эпидемиологической службой Москвы. Так решила областная дума в 1997 году.

Что подвигло депутатов на такой странный шаг: провинциальные амбиции или величина лоббистской благодарности – поди разберись теперь. В результате незаконное строительство приняло невиданный размах – полная свобода и демократия. А представляете, что творится в провинции.

В станицу Старочеркаскую построили новую дорогу, которая проходит по левому берегу Дона. Многие посещают Старочеркаск, где проводятся разные фольклорные праздники казачества. И все могут наблюдать, как с каждым годом свободного берега остается всё меньше. Вопреки охранным законам, возникают всё новые постройки, и даже свободный ещё берег просто распахивается, что запрещено законом.

По закону минимальная ширина водоохранных зон для рек в зависимости от их длинны составляет: До 10 км — 50 м. От 10 до 50 км — 100 м. От 50 до 100 км — 200 м. От 500 км — 500 м. Длинна реки Дон – 1870 км, значит, ширина водоохраной зоны должна составлять – 500 м. Но коррумпированная местная власть готова распродать всё что угодно, лишь бы набить свои карманы. А значит, вода в Дону будет всё грязней, рыбы меньше.

Добавить комментарий