Зарплата и инфляция, ложь и мифы

Рост цен


Российская власть рапортует об очередных «успехах». Средняя зарплата в 2010 году поднялась до 22600 руб. (т.е. около $755) и была в 14,8 раз выше, чем в 1999 году). Как она высчитывается, наверное, уже все знают, не будем разоблачать эту ложь. Чтобы ещё больше подчеркнуть свои мнимые «успехи», они сравнивают эту среднюю зарплату со средними зарплатами в таких странах как: Грузия, Румыния и т.д.

Это естественно, если они будут сравнивать с развитыми странами, позора не избежать. Ведь там мусорщик получает больше, чем в среднем по России, например, в Швеции средняя зарплата – больше 60 000 руб.

Ежегодно российские власти делают мизерные прибавки к зарплате, которые тут же съедает очередное повышение цен. Кардинально повысить зарплаты они отказываются, оправдывая это боязнью повышения инфляции. Что является очередной ложью. Почему-то бешеные доходы олигархов их не пугают. Ложь о инфляции, при подъеме заработной платы, опровергают ведущие специалисты, для которых интересы страны стоят на первом месте.

ПОВЫСИМ ЗАРПЛАТУ – ПОДНИМЕМ ЭКОНОМИКУ

Так считает Роберт Нигматулин, академик РАН, лидер межфракционного депутатского объединения Государственной Думы РФ «Стратегия России».

На первый взгляд, идея, которую я отстаиваю, кажется банальной и популистской: нужно повысить долю оплаты труда в валовом внутреннем продукте (ВВП). Не стачала поднять экономику, в результате чего повысится ВВП, с ним и зарплата, а наоборот – стачала увеличить оплату труда при имеющемся ВВП, и тогда он начнет расти за счет роста платежеспособного спроса на отечественную продукцию и услуги.

Допустим, мы повышаем, долю оплаты труда в нынешнем ВВП с 1,5 до 4,5 триллиона рублей, т.е. увеличим на 3 триллиона рублей. Тогда тот же ВВП будет стоить не 10, а 13 триллионов рублей. Какова инфляция? 30 процентов. Но оплата труда вырастет на 200 процентов! И на столько же повысится платежеспособный спрос.

Самый сильный пресс, который давит сейчас на нашу экономику, это не отсутствие станков или турбин и даже не их износ, а отсутствие платежеспособного спроса.

В начале 30-х годов в США удалось преодолеть великую депрессию, реализовав главную идею политики Франклина Рузвельта, заключавшуюся в том, что нужно увеличить долю оплаты труда в ВВП.

И если сейчас мы во всем стремимся брать пример с Америки, то, прежде всего надо перенять у нее этот способ выхода из экономического кризиса. Не нужно панически бояться инфляции. Если вы разумно насыщаете экономику деньгами через оплату труда, отдавая их трудящимся, то деньги проходят очень длинную цепочку и внося малый вклад в инфляционную цепочку.

Я говорю вам как ученый: для того чтобы у нас развивалась наука, нам нужно в корне изменить экономическую стратегию. Только повышение доли оплаты труда позволит нам остановить деградацию инновационных процессов и научной деятельности, а так же промышленности, культуры, экологии – всего чем живет наше общество.

В тех странах, где низкая доля оплата труда, она всегда сопровождается очень высоким децильным коэффициентом, то есть соотношением доходов 10% наиболее высокооплачиваемой части населения и 10% самых бедных. Этот коэффициент в среднем по России равен 14, а в Москве – 56! То есть наши богачи в десятки раз богаче бедняков.

Но есть такая теорема: если децильный коэффициент больше 10 (как у нас в стране), то вы будете иметь социальные проблемы, криминал, рост алкоголизма и наркомании, деградацию и разрушение основных стандартов и государства.

И если мы действительно хотим возродить Россию, то достаточно быстро и эффективно должны привести этот коэффициент к норме.

Если с помощью налогов и других мероприятий вы переведете четырнадцатую долю доходов из верхней части общества в нижнюю, то богачи потеряют всего семь процентов. Это не является решающим фактором и не приведет к социальным потрясениям в верхней части. Но доходы низов такая мера увеличит в два раза, и децильный коэффициент упадет до 6,5. Это вызовет благоприятные перемены во всех сферах нашей жизни.

Вот почему налоговое законодательство в России, как и во всем мире, должно быть направлено на то, чтобы богатые вносили большую долю в целях поддержки своего государства.

Низкая зарплата – тормоз экономики

Крайне низкие зарплаты в России являются основным тормозом в развитии экономики. Действительно, низкие зарплаты – это синоним ограниченного покупательского спроса, который не дает нормально развиваться ни промышленности, ни сельскому хозяйству. В то же время зарплата, обеспечивающая лишь физическое выживание, лишает людей элементарных стимулов.

Часто можно слышать, что зарплата основной массы россиян так низка потому, что у нас очень не высокая производительность труда. По данным академика Львова, на один доллар зарплаты российский среднестатистический работник производит в три раза больше продукции, чем среднестатистический трудящийся в США. «Наша средняя заработная плата в промышленности», — пишет академик, — «в 5-7 раз ниже пособия по безработице, выплачиваемого в странах Запада. …И это безобразие происходит в условиях, когда нашему, по существу, нищему по западным меркам, работнику приходится обменивать свой труд на продукцию и услуги, цены которых близки или уже сравнялись с мировыми». Академик Львов делает принципиально важный для нашей экономики вывод: «… мы плохо работаем, у нас низкая производительность труда потому, что недопустимо мало получаем за свой труд».

Никакой рыночной экономики в России нет, потому что у нас нет рынка труда. В рыночной экономике, зарплата заранее включается в издержки производства. А у владельца предприятия после возмещения всех затрат остается только прибыль, которую он направляет на расширение производства и дополнительное стимулирование персонала.

Наши собственники получили предприятия вместе с работниками при приватизации. Они не затратили своих средств ни на обучение, ни на приобретение рабочих и специалистов. Они только эксплуатируют их труд, причем платят за него копейки. В результате, когда на мировом рынке тонна алюминия стоила 2500 долларов, в России – 100 долларов. Вот и сравните, какую прибыль получают хозяева металлургии там и у нас.

Политики нас все время пугают, что нельзя иметь большие зарплаты и пенсии – инфляция наступит. Видимо не хотят знать, что и рост цен безудержный тоже вызывает инфляцию. Но первое нам не грозит. А вот второе – налицо. Не деньги обесцениваются, а их недостаток в обороте приводит к переполнению витрин, залеживанию товаров.

Справедливость в оплате труда должны бы отстаивать профсоюзы. Но по-новому КЗоТУ их от участия в экономической жизни отстранили. Да и нет уже на предприятиях профсоюзов. Остались одни приспособившиеся функционеры. Вопросом «кому, сколько платить?» должно быть озадачено в первую очередь государство, но у нас его представляют, те же приспособленцы функционеры. Вот и получается, что минимальную зарплату государство определяет копеечную, российскую, а цены на бензин, электроэнергию, услуги ЖКХ — по мировым ценам.

На Западе подоходный налог с граждан является одним из основных наполнителей госбюджета. Бедное население платит, разумеется мало. В результате бюджет «сдувается». А государство с пустой казной – это неустойчивое, слабое государство и во внутренней и во внешней политике. Кроме того, неимущий люд потребляет мало товаров и услуг. У производителей начинаются проблемы со сбытом, доходами, компании приходят в упадок и разоряются. Значит, бедность – это все же порок, который серьезно мешает функционированию рыночных механизмов. А повышении благосостояние населения – это необходимое условие для роста народного хозяйства.
Эта нехитрая логика легла в основу успешной экономической практики. И Тэтчер и Рэйган с его «рейганомикой», и Клинтон разными способами добивались повышения доходов основной массы населения с тем, чтобы «завести» экономику. И у них это получилось.

Лживый курс оценки – природных ресурсов и капитала

Исторически в общественном сознании народов многих стран укоренилось ложное представление об истинных человеческих ценностях, подлинных источниках национального богатства. Главный упор обычно делается на капитал как на определяющую компоненту получения доходов. Ресурсы же, заимствованные человеком у природы, считаются как бы бесплатными. Поэтому если износ капитала закономерно включается в издержки производства, то «износ» природных ресурсов вообще не учитывается.

Отсюда заведомо завышенная оценка капитала в добавленной стоимости при почти нулевой оценке природных ресурсов. Благодаря этому подтверждался факт как бы закономерного увеличения добавленной стоимости в странах «золотого миллиарда», сконцентрировавших у себя большую часть международного капитала.

Развивающиеся или отсталые страны, располагающие огромным ресурсно-природным потенциалом и сравнительно небольшим объемом капитала, также якобы закономерно получают существенно меньшую долю мирового дохода. При этом постоянно вуалируется истинное положение вещей – все возрастающая роль антропогенной нагрузки на природный потенциал планеты и, соответственно, крайне заниженная его доля в формировании мировой добавленной стоимости. Это является источником дополнительного усиления противоречий между странами «золотого миллиарда» и всем остальным миром, возникновения новых угроз для безопасности самой планеты.

Деньги – это всего лишь условная единица измерения, служащая для приобретения товаров и услуг. Богаче не тот у кого много резанной бумаги – денег, а тот у кого больше природных ресурсов. В расчете на душу населения природно-ресурсный потенциал России в 2 – 2,5 раза превышает ресурсный потенциал США, в 6 раз – Германии, в 18 – 22 раза – Японии. Природные запасы России оцениваются триллионами долларов.

И только сложившаяся за последнее десятилетие экономическая система, учитывающая интересы олигархии, а не большинства народа, не позволяет реализовывать стране ее геоэкономическое преимущество.

Только тот, кто имеет свои деньги, является хозяином своего положения. Не одно из европейских государств не могло этого себе позволить. Им пришлось объединиться, что бы выпустить противоречивый евро, лишь бы избавиться от оккупации доллара. У России потенциал настолько велик, что она способна создать собственную валюту и не зависеть от доллара и евро. Перестать быть сырьевым придатком развитых стран.

Добавить комментарий