Николай Шам — прорывные технологии

Пушка стреляет

 

Россия пока живет советским техническим багажом

— Николай Алексеевич, как признал недавно Президент Путин, начиная с 90-х годов вплоть до сегодняшнего дня Россия в основном занималась латанием дыр и выживанием. А сейчас у нее появились возможности заглянуть в завтра и сформулировать долгосрочную стратегию развития по всем критическим направлениям. Одно из них — увеличивающийся технологический разрыв. О том, как ликвидировать его, хотелось бы поговорить с вами, как с человеком, который на излете советской эры держал руку на технологическом пульсе страны.

— Государство сегодня живет только благодаря тому, что сделали мы сами, наши отцы и деды. Наши самолеты, им уже по 20, 30, 40 лет, все еще летают, они надежнее и безопаснее европейских и американских. Прежде авиация перевозила 125 миллионов пассажиров в год, сейчас — 25. Наши космические орбитальные станции поражают мир своей долговечностью. Вся энергетика зиждется на фундаменте советского периода. В последнее десятилетие запустили всего лишь пару реакторов да одну очередь Бурейской ГЭС. Все нефтеперерабатывающие заводы построили в СССР. Железнодорожный транспорт? И тут нечем похвалиться.

— Самое время сказать “но”… С расстояния 15 лет постсоветской реальности интересно заглянуть в прошлое, чтобы понять, почему наша страна оказалась не готова к вызовам времени.

— Есть горе от ума, а наша беда — от изобилия ресурсов: сырьевых, интеллектуальных, трудовых. В экономике присутствовала избыточность во всем. ВПК разрабатывал около 40 авиадвигателей разных классов мощности (США эксплуатировали всего три типа — легкие, средние и тяжелые). Ежегодно запускалось более 100 спутников, у американцев — 15. Да, ВПК был средоточием высоких технологий, но по производительности труда сильно отставал от “гражданки”. Да и сейчас ничего не изменилось. Любая продукция Министерству обороны обходится стократно от ее себестоимости за счет лишнего персонала, накладных расходов. Одна энергетическая составляющая чего стоит. Обогрев и содержание огромных цехов требуют много средств. Нужны коренные изменения в инфраструктуре, подходах к организации производства, к оплате труда. В КБ инженер, воплощающий компьютерные чертежи в металл, изделие, блоки, получает, дай Бог, 300—400 долларов зарплаты. А сколько верхнее начальство? Разница уже в десятки раз.

Уже скоро отечественные нанороботы смогут выявлять опасные вирусы, лечить сложнейшие заболевания и даже идентифицировать личность человека

— В рейтинге зарплат российские топ-менеджеры находятся на 3-м месте в мире. Причем в первую десятку не входит ни одна высокоразвитая страна.

— Это показатель нашей дикости. Как только появляется гений типа Чубайса, первая задача его — обосновать повышение тарифов. То же и с железной дорогой. Ну почему не назначаются на должности руководителей корпораций люди, способные реализовать программу снижения тарифов? Возможностей это сделать миллион. Начиная с уменьшения зарплаты топ-менеджеров и сокращения управленческого звена. Кто бы прохронометрировал их рабочий день! При современных информационных технологиях не нужен такой огромный штат. Главное — зарплаты должны зависеть от результатов работы. А разве у монополиста “Газпрома” не раздут административный аппарат?! Почему он получает такие высокие зарплаты? Гнать газ по трубе — какие тут заслуги? Воздействия общества на эти процессы нет, а государство пассивно. Госдеп США по бюджету отчитывается жестко, а у нас Правительство тезисно сообщит депутатам о затратах, а куда бюджетные деньги пилятся — непонятно. Зарплата управленцев должна напрямую зависеть от состояния развития экономики. А парламент обязан реально контролировать исполнительную власть.

— Чего вы ждете от заявления Президента РФ о необходимости технологической модернизации?

— Нацпроекты, увеличение ВВП за 10 лет в 2 раза? Можно в 50 раз подняться, будь на то воля руководства страны. Нынешняя огромная армия чиновничества не способна решить модернизационные проекты. Ну кто чего за 15 лет сделал полезного для страны? Создан только монстр — мегаполис Москва. Мир идет к рассредоточению мегаполисов, малоэтажному строительству, приближению к природе, а мы выстраиваем город-зеро, раковую опухоль на теле земли. Гигантская территория с отравленным выхлопными газами воздухом, где 2 миллиона автомобилей каждый день по 3—4 часа простаивают в пробках… Теперь новая идея появилась — окольцевать город фаллосами небоскребов… В развитии человеческой цивилизации сделано много ошибок. Зачем их повторять, да еще в гипертрофированном виде?

Не инновации, а революционные технологии

— Общим местом стало представление о необходимости развивать опережающие технологии. Как вы себе видите это?

— Вы знаете, надо менять философию подходов к развитию экономики. Прорывные технологии — это революционные технологии.

Первое, ТЭК. Я считаю, что у централизованной энергетики нет будущего. Не может она существовать с КПД 6—7 процентов. Мы добываем гигантское количество нефти, газа, угля для того, чтобы греть атмосферу, загрязнять среду обитания. 20 с лишним миллионов человек заняты этим. Следует искать новые технологии, нетрадиционные альтернативные источники энергии. Однако грантов у государства на их исследования не выпросить. Уголь перевозится необогащенным, а в нем до 30 процентов песка, 10—12 — влаги. Потом сжигаем его, расходуя часть энергии на нагрев примесей. Практически на всех российских тепловых станциях заполнены шламонакопители, золу девать уже некуда.

А есть отечественные разработки, позволяющие добывать из золы высокоценное сырье для алюминиевой промышленности, и оно будет в 4 раза насыщеннее, чем ввозимое из Гвинеи. А обогащение угля непосредственно в месте добычи сразу уменьшает вдвое затраты на транспортировку.

Есть концепция создания автономных энергетических узлов, они экономичнее в 4 раза, а затратная часть на оборудование в 11 раз меньше. Получаете ток, гоните его на подстанцию, не надо централизованных магистралей. Взяли группу домов и поставили этот модуль. Дизель-генераторы с 40-летним ресурсом работают и на газе, и на соляре, и на бензине. А еще они аккумулируют тепло, нагревая воду. В Чехии даже в дымовые трубы вставляют теплообменники для забора остаточного тепла. Это целесообразнее и с точки зрения мобилизационной готовности. С централизованной системой грохнули — и полстраны выведено из строя. Вопрос доставки топлива решаем. Мы, кстати, бытового газа используем в 20 раз меньше, чем в Польше, и в 60 раз — чем в Германии.

Большим источником сырья для энергетики могут быть биоресурсы. Россия располагает огромным потенциалом: открытые лесонасаждения, сельскохозяйственные и лесные отходы. Существует ряд технологий и процессов, позволяющих преобразовывать данные источники биомассы в тепловую и электрическую энергию и топливо для транспорта. В странах ЕС в последнее десятилетие биоэнергетика является устойчивым направлением развития. Она уже сейчас вносит значительный вклад в повышение надежности и безопасности энергоснабжения, стимулируя промышленное развитие и увеличение занятости, особенно в сельских регионах.

Второе, агросектор. Это же первооснова независимости для такой страны, как наша. Он должен постоянно подпитываться вниманием государства. Деревня — родник жизни, нуждающийся в сбережении, холе, заботе. А мы ее бросили на вымирание. Это с моральной стороны. А с экономической, земля — так называемые возобновляемые ресурсы. Солнышко погрело, дождик прокапал, пашню в срок вспахали, побороновали, внесли добавочки, урожай собрали, сохранили, переработали. И до нового сельхозсезона. В США от коровы неиспользованным остается только мычание. Россия с ее многотравьем, как никто, приспособлена для выращивания крупного рогатого скота. Вика, рапс, амарант, люцерна содержат богатейший набор аминокислот. А у нас поголовье упало, как не падало в годы страшнейших катаклизмов.

Я в Европе посмотрел агросектор. Он полностью базируется на химии: по 600—700 килограммов неорганических удобрений на гектар вносится. Водоемы, подземные источники загрязнены. Нет, нельзя идти этим путем. Кстати, все отравлено — воздух, почва, реки — и в Китае. Живого пятачка земли нет. Сейчас китайцы перемещаются на север, ближе к российской границе. Сибирь, Дальний Восток — какая поляна для них!

— Каким же путем идти?

— Так есть же биорезонансные технологии повышения урожайности. Гарантируют до 80 центнеров зерна с гектара в Подмосковье! Воздействие слабым потоком излучения на микроорганизмы активизирует рост семян, оптимизирует почвенные процессы. Это альтернатива и химизации, и генно-модифицированным растениям. Вы возвращаетесь к природе, не мешаете, а чуточку помогаете ей, ласково, вежливо, легким касанием слабыми полями. А еще есть специальные биологически активные питательные смеси, содержащие комплексы гомеопатических добавок микро- и макроэлементов. Химудобрения вносят тоннами, а тут достаточно миллиграммов. Технология испытана. Локальные опыты есть, а широкого внедрения нет.

— Причина?
— Неизвестно, что делать с прежними технологиями, со старым производством, высвобождаемыми людьми, с показателями, наконец. Стоит чиновнику увидеть у вас прибыль, как он ее тут же изымет. У нас это приобрело маразматические формы. Мы попытались поставить эксперимент в одном подмосковном хозяйстве под Егорьевском. Скотница 400 коров кормит болтушкой: забалтывает сырое зерно водой и дает буренке. Откуда тут привесы и молоко? Говорим владельцу: ну внеси простые изменения в корма, и удои вырастут в два раза. А он отвечает: зачем мне это, когда я не знаю, куда сбыть молоко. Чуть не на коленях умоляю хозяина молокозавода купить летом по трешке, а зимой по пятерке за литр.

Поддерживать не иностранного, а российского товаропроизводителя

— Не покупают-то почему?

— Потребление резко сократилось, хоть на слуху и разговоры об изобилии продуктов. Лет десять назад, будучи на Урале, поинтересовался у челябинцев, какие у них мобилизационные запасы мяса и молока. Раньше они регулярно обновлялись. Сгущенка, тушенка и т. д. А у них эти кладовые полупустые, в 5 раз сократился резерв. Местная газета предрекала снижение населения к 2000 какому-то году наполовину. Тема уже обсуждается спокойно. Естественно, если в рационе не хватает белковых продуктов, процесс вымирания набирает темпы. Падает рождаемость, одолевают болезни, теряется трудоспособность, быстрее наступает старость. Посмотрите, как выглядит основная масса россиян. Они дряхлеют, едва достигнув пенсионного возраста. Чуть за 60 — здравствуй, маразм! А у японцев эта граница отодвинута до 80 лет.

Реальный товаропроизводитель поставлен в России в наихудшие условия. Зато жиреет цепочка паразитов-посредников. Их тьма.

Непроизводительная сфера в РФ разрослась до патологических размеров. В какой-то момент число банков достигало 3 тысяч. А в них 2 миллиона клерков со средней зарплатой 500 долларов. Им профессиональный праздник учредили. Во сколько стране обходится их содержание — жалованье, аренда помещений, транспорт? Банковская сфера ничего не производит, ее назначение — аккумулировать средства для реализации полезных обществу проектов. А где проекты? Получается, что она просто саму себя содержит и очень неплохо живет. Разве соизмерим по общественной ценности труд клерков с трудом земледельцев, живущих в нищете? Два с лишним миллиона здоровых мужиков состоят охранниками! Посчитайте еще МВД, потом армию нашу несчастную, потом госаппарат, разбухший по сравнению с советским в 4 раза.

— Вернемся к технологиям. Чем реально заняться прямо сегодня?

— Два направления уже определил. Третье, связь. Россия поставила себя в полную зависимость от Запада. Ростелеком, обеспечивающий междугородную связь, использует западные стандарты и немецкое, американское, японское оборудование. Есть современные отечественные разработки в обыкновенной телефонии, уже воплощенные в металле, в изделиях, которые в ряде городов применяются. Аппараты цифровой связи третьего поколения, в модулях которых заложены все услуги. Их идеология позволяет создать совершенно новую проводную связь. Что она дает? Можно организовать штаб любого объекта. Можно дома на телефонную пару посадить сверхскоростной Интернет, телефонию с видеоизображением, повесить интерактивное телевидение, то есть телевидение по заказу. Формируется база человеческих знаний, куда закладываются книги, музеи, фильмы. Все будет доступно на дому, как в реальном масштабе времени, так и в режиме записи.

Телефонизировать Россию по этой современной технологии на три порядка дешевле, чем покупать западное оборудование. И за 2—3 года ею можно всю страну охватить. Фирма “Телеоника” разработала систему цифровой телефонии “Эпотел” еще в середине 90-х. Подобных ей за рубежом нет. Но чиновники предпочитают покупать израильское, немецкое, потому что откаты туда-сюда… В результате российские силовые структуры и госорганы обслуживаются системами связи ФРГ, а стратегические объекты — американскими.

— Может, потому, что отечественные в стадии проектов?

— Нет, даже сегодня у нас больше десятка производств, которые могли бы выпускать эти станции. У сотового телефона, знаете, какая себестоимость? 2 доллара. А покупаем за сколько? В России ежегодно продается не один десяток миллионов аппаратов. Мы сегодня вообще ничего не производим в области телефонии, за исключением выполнения грязной черновой работы. Наша связь в одну секунду выводится из строя. Программные закладки позволяют слушать любой аппарат. При цифровой обработке информации по одному кабелю прогоняется 100 разговоров одновременно. Вообще-то цифровую телефонию у нас разработали еще в 50-х годах. Чиновник не сумел оценить это направление. Как развивать, если на Западе этого нет? А потом Запад скакнул в цифровую технологию, а ее в России уже забыли, специалистов потеряли.

— А авиастроение? Мы уступаем взятые рубежи.

— В СССР, мощнейшем концерне, которому покорялись любые задачи, рождено много эпохальных проектов, таких, что никто и никогда не повторит. Среди них и единственный в мире рымповый самолет “Руслан-124”, непревзойденный по грузоподъемности и дальности полета. До 40 таких машин плюс 150 самолетов Ту-204 в год мог бы делать мощнейший авиастроительный комплекс в Ульяновске. Проект возобновления им производства разрабатывался еще в 1995 году. Предстояло кое-что доделать, подработать двигатель, сформировать инфраструктуру эксплуатации и поддержки. Но его начали приватизировать. Гигант распался на кучу микропредприятий. “Русланы” попали в руки частных компаний и теперь используются для трансконтинентальных доставок грузов. После выигрыша тендера НАТО будет перевозить воинские контингенты и технику ВС Европы и США.

Запасы российского сырья, конечно, сокращаются, но пока их хватает для купания в роскоши олигархической группы и медленного угасания остальной России. Оборонный потенциал еще позволяет декларировать наличие ракетно-ядерных сил, иногда презентовать учения, что стоит бешеных денег и колоссальных усилий. Но события типа гибели “Курска” не случайны. Процесс разложения идет неумолимо. У нас не осталось простейшей промышленности, если мы даже кастрюли завозим из Китая. Лампочки и то не наши. Пластмассовых игрушек китайцы нам ежегодно поставляют на 2 миллиарда долларов!

“Иногда полезно задуматься, правильно ли устроена наша жизнь”

— Вы не видите очагов кристаллизации, возрождения технологической силы?

— Очажки-то, они всегда могут быть. Как в том анекдоте, когда в сильный мороз воробей попал в теплую навозную кучу и зачирикал, а мимо пробегающая кошка его слопала… Нынешний мир очень динамичен. Интеллектуально-информационные резервы человечества общедоступны. Современные информационные системы позволяют решать сложные задачи немногочисленными коллективами. Мы поставили систему автоматического проектирования в конструкторское бюро крупного предприятия. Теперь прежний объем работы выполняют не 500, как раньше, а всего 20 человек.

— А 480 конструкторов куда?

— Это вопрос вопросов! Опробовали мы технологию слабых полей и биологически активных добавок в Тверской губернии. В животноводческом откормочном комплексе вдесятеро уменьшился падеж молодняка. Скотница, раньше специализировавшаяся на отбраковке трупиков, испугалась потерять работу и начала вставлять палки в колеса. Люди фактически поставлены на грань выживания.

— Прямо новые луддиты…

— Другой пример. Наша фирма сделала два проекта ультразвуковых сварочных аппаратов, качественно изменяющих типологию процесса. Они легче, менее энергоемки, надежны, делают идеальный шов. Если “распушить” сварочной плазмой графит, он превращается в сорбент, грамм которого поглощает 100 граммов нефти. Добавили сорбент к двум другим химическим веществам, измельченным до наноуровня, и получили композицию “БКБ”. Это давнее направление — создание присадок по уменьшению трения. Введение “БКБ” в масла практически уничтожает трение и, значит, износ трущихся деталей. На 100-м километре движок автомобиля начинает работать совершенно по-иному: снижаются трение, расход топлива, вибрация, очищается выхлоп. Почему рассказываю? Вроде бы шикарная находка для корпоративного клиента, у которого много транспортных средств. Экономия топлива, масла, запчастей, ресурс продлевается в 2—3 раза. А ему не надо. Потому что по мазуту у него уже кооперация, ремонтные службы чинят, зарплату получают, все довольны.

Это вселенская проблема. Человечество использует накопленный потенциал не более чем на 10 процентов. Еще пример. Знаю человека, придумавшего программу обучения школьному курсу математики за один год — вместо одиннадцати. Но кому она нужна? Как быть с учителями? На самом деле это все решаемо.

— Мы живем в период социального разлома. Казалось бы, он благоприятствует революционным решениям во всех сферах, в том числе и в технологической. А вы говорите об отсутствии интереса к внедрению нового. Как это понять?

— В обыденном сознании людей много косного. Человеку свойственна традиционность, консервативность мышления. Новаторов, уникумов, личностей действительно мыслящих, от Бога наделенных даром творческого поиска, не так много. Их надо пестовать, поддерживать. Этого в нашем государстве делать не умеют. Сейчас особенно. На первом плане погоня за наживой, долларом. Многие вещи мы воспринимаем некритично, не даем себе труда задуматься. Я просмотрел недавно Уголовный кодекс. Очень грустно стало. Такая бредятина — наша пенитенциарная система. Не создав условия развития для общества, не обеспечив рабочими местами, государство бросило массу людей на произвол судьбы. И преступность расцвела пышным цветом. Она на порядок больше, чем в СССР, при том, что не вся фиксируется. Но система-то действует, молотит, ей надо показать результаты, и сотни тысяч людей прокручиваются через СИЗО, исправительные лагеря, тюрьмы. Идет их “воспитание”. Целая армия сидит за колючей проволокой по одну сторону, а по другую — такая же армия их охраняет. И у всех, кто в зоне, формируется соответствующая ментальность. Это еще не все. А гигантская армия следователей, армия оперативников-розыскников, адвокатов, судей и обслуживающего контингента? Рассмотрение дел затягивается на годы. Уж не говорю о заказных убийствах. Многие преступления надо переводить в экономическую сферу. Сколько лишней инфраструктуры сократится. А вообще организацию всей правоохранительной сферы надо коренным образом менять.

Это касается и медицины, которая (не только российская, но и в западном варианте) ориентирована на высасывание из клиента денег. Прибыли фармацевтических корпораций баснословны, поскольку себестоимость лекарств в 30—70 раз ниже их продажной цены. Сколько ненужных медикаментов потребляется, сколько неоправданных хирургических вмешательств совершается только ради наживы! Много в нашей жизни неправильного, непродуманного, вредного.

Частная собственность — рудимент прошлого, приоритет XXI века — духовное развитие человека

— Этот альтернативный взгляд на вещи не следствие вашего погружения в высокие технологии?

— Бог его знает. Я иногда причину всех нестроений российских вижу в том, что наше государство порочно по сути своей. И знаете в чем? Вот мы с вами налогоплательщики. Из своего кармана тратим заработанные деньги на содержание Президента, премьера, депутатов, всех министров и более мелкого чиновничества. А они нами правят. Чего хотят, то и делают. Причем в одном направлении — не улучшая, не облегчая, а усложняя жизнь. За период реформ можно было уже много вопросов, как говорят бюрократы, порешать. Лет десять назад готовилась программа ввода электронных денег с заменой реальных на кредитные карты, чековые книжки или сертификаты. Одновременно разрабатывалась программа электронного паспорта автомобиля и его владельца. То есть появлялся электронный документ, привязывающий владельца к автомобилю. Как вы его украдете? Да и с воровством денег возникала проблема. Напомню, кругом нал, кругом преступность. Хорошая идея была. Не внедрили! Мафия не дала или кто. Видимо, многие процессы дирижируются со стороны, как говорится, и не только изнутри. Из другого управления.

— Где же точка опоры? Советская бюрократизированная экономика провалилась. Сейчас мы имеем ее антипод. И тоже нехорошо.

— Жизнь течет. Кругом информационные потоки. Человек, как и все в природе, ежесекундно меняется. Поэтому стоит только вступить на путь провозглашения каких-то вечных истин, как мы впадаем в ошибку. Сейчас вот ввели частную собственность — и ввергли страну в XVIII—XIX века. Это в XXI столетии, когда мы уходим в космос, начинаем искать другие цивилизации, когда духовная составляющая человека становится все значимее и появляются иные критерии счастья, нежели ценности материального обладания и потребления. Духовное развитие человека — вот приоритет. Удовольствие от жизни не в том, чтобы сожрать в ресторане лобстера или королевскую креветку, политую непонятно каким соусом. Не в том прелесть жизни, чтобы огородить свой загородный дворец пятиметровым забором и поставить у ворот горилл с пистолетами. Дошло до того, что к озерам и рекам уже не подойдешь. Это же дикость! Курьезный случай вспомнил. Моему приятелю один бизнесмен заказал бронированные стекла, непробиваемые из гранатомета. По расчетам вышло, что нужно стекло 5-сантиметровой толщины, которое весило бы 8 тонн. Какая стена выдержит? А вот дверь он ему сделал: два тонких железных листа разнес на расстояние чуть больше длины пули и обеспечил полную защиту. Вот такие вопросы наших олигархов волнуют.

— Да… Есть мнение, что нужны альтернативные, неправительственные пути реализации технологической модернизации России.

— Это фантазии, когда общество ничем не управляет, ни в чем не участвует. Выход — в создании реального механизма внедрения новых технологий. Он должен быть комплексной системой и прежде всего учитывать, что делать со старыми производствами и людьми. Переподготовка, переквалификация, новые рабочие места… То есть речь идет о государственной технологической политике. На частный бизнес это дело взваливать бессмысленно. Поиск перспективных технологий, помощь в их разработке и коммерциализации — обязанность государства. Нужны законы, стимулирующие технологические инновации. Пока же бюрократия не только не заинтересована в научно-техническом прогрессе, но, напротив, заинтересована в регрессе. Ведь чем больше нужно закупить мазута или химудобрений, тем больше денег прилипнет к ее рукам. Внедрение некоторых технологий грозит сокращением прибыли могущественных группировок. У изобретателя уникальных медицинских разработок Александра Плешкова сначала убили сына, а потом племянника, публиковавшего в 15 лет статьи в серьезных физических журналах, и вынули всю информацию из домашнего компьютера. И все же другого пути, кроме технологической модернизации, у России нет. Обветшавшие основные фонды, инфраструктура, ЖКХ и отсутствие триллионов на их обновление традиционными способами заставят обратиться к революционным технологиям. К чему надо быть готовым ментально и интеллектуально.

Добавить комментарий