СССР: экономический кризис, которого… не было!

Корабль Юрий Гагарин

На фотографии «Космонавт Юрий Гагарин». Он был вдвое больше «Титаника» Водоизмещение судна 45 тыс тонн (для сравнения: «Титаник» имел водоизмещение 28 тыс тонн).

  Сразу оговорюсь, что кризис, и очень глубокий, в позднем СССР был. Это очевидно, ибо иначе СССР бы не развалился, нашел бы в себе силы дать бой изменнической верхушке. Поэтому в данной работе мы не будем спорить о кризисе СССР, как таковом, мы поспорим о другом: А БЫЛ ЛИ ЭТОТ КРИЗИС ЭКОНОМИЧЕСКИМ?

Понятно, что кризис не был военно-политическим, потому что к 1985-91 годам СССР не вел никакой обычной большой войны и тем более не терпел в ней поражений. Не было ни шведа под Петербурхом, ни немца под Москвой.
Исходя из этого обычно сворачивают на экономику, и делают в корне неверный вывод об экономической природе распада СССР. А как же иначе?

В трудах моего коллеги А.Леонидова-Филиппова дается иная версия ответа. Кризис СССР был социопсихическим, связанным с распадом и разложением коллективной психики многомиллионных гражданских масс. СССР пал от нашествия дегенератов и психопатов, масса и сила удара которых оказались сильнее вермахта.

Но, может быть, нашествие сумасшедших хотя бы СОПРОВОЖДАЛОСЬ экономическим кризисом, какими-то катастрофическими явлениями в области производства, сбыта и снабжения?

Нет. Советская система стремительно решала невообразимые, беспрецедентные потребительские проблемы советского гражданина.

Никто иной, как М.Тэтчер признавалась после распада СССР: «Советский Союз — это страна, представлявшая серьезную угрозу для Западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Ее, в сущности, не было. …Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. …при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков».

Те, кто говорят о «неэффективности» советской экономики самой жизнью своей опровергают свои слова, потому что проматывают советское наследие, кажущееся в этом разрезе каким-то бездонным и безразмерным. Практически все месторождения нефти и газа были открыты 35-40 лет назад, то есть до «светлой эры» РФ.

За двадцать лет РФ запустили только одно-единственное Ванкорское месторождение, которое по запасам – капля в море. Истощаются запасы и продуктивность скважин – советских скважин. Поиск новых месторождений и разработка нового – не ведутся! Для дебилов, которые не в состоянии связать в уме свои собственные нефтебаксы и изучение недр Сибири, какие-то там станки и механизмы вообще за гранью фантастики.

Говорить о «неэффективности» советской модели россиянофилам должно быть стыдно, ибо если совдеп был неэффективен, то кто же тогда они? Судите сами: Сегодня мы производим только 95,8% электроэнергии от уровня 1990 года, 80,3% угля, 97,9% нефти (включая газовый конденсат), 80,8% мяса. Мы выпускаем в годовой оборот только четверть молока, только половину хлеба, четверть тканей х/б, треть одежды и четверть обуви к уровню РСФСР.

Мы имеем только четверть пиломатериалов по сравнению с 1990-м годом, 60,1% цемента, 25,6% вообще стройматериалов от уровня поздней РСФСР, 73,3% стали по сравнению с позднесоветской Россией. И люди, которые официально признали такие итоги 20-летия своего правления, называют совдеп «неэффективной экономикой»?!

Ребята, у вас была фора в 20 лет, вы не только обогнали 1990 год (считая с которого Китай увеличил свой ВВП в 4 раза), вы и догнать-то его не в состоянии. Единственное для вас спасение, манагеры, признать совдеп сверхэффективной системой, чтобы не так обидно было ей проиграть. Ну проиграли в шахматы Карпову с Каспаровым, бывает… Вы же утверждаете, что проиграли в шахматы придурку: сами тогда кто?!

В одной из своих работ А. Леонидов-Филиппов справедливо выделил ряд «отягчающих» обстоятельств экономического действия в истории СССР, которые и зоологического антисоветчика заставят задуматься.
Назовем такие «отягчающие обстоятельства», как:

— Послевоенная тотальная разруха, когда страну в буквальном смысле подняли из руин;

— Переселение деревень в города, влетевшее в немыслимую «копеечку», и к 1985 года в общем и целом завершившееся (жить бы да жить дальше!);

— Крайне суровый климат (продуктивность биомассы в холодной России в 4-5 раз ниже, чем в США, Подмосковье сходно климатом с Аляской, а южная Кубань – с самыми северными штатами на границе с Канадой).

— Военное противостояние, в котором России досталось в союзники отсталое охвостье планеты, а её геополитическому противнику – как на грех – самые индустриально развитые нации.

В этих крайне жестких, невероятно-суровых условиях плановая система экономики доказала свою абсолютную, безусловную эффективность. Её как будто бы проверяли на излом, как будто бы её проводили «краш-тест» — били, мяли, крушили, ввергали в ледяную и кислотную среду и т.п.

Рыночная экономика, пройдя через такие «отягчающие обстоятельства» давно бы превратилась в труху. Что же сумела плановая экономика в СССР?

Русская советская империя в 1945 году объединила (так уж вышло) – самые отсталые и архаичные, климатически-неудобные и бесперспективные уголки планеты. Из всех колониальных приобретений ценным по настоящему был разве что клочок ГДР с трудолюбивыми и пунктуальными немцами. Остальное – не помогало, а мешало русскому ядру империи, не кормило, а объедало.

То ли дело Американская Атлантическая империя! Она скушала самые лакомые куски планеты – климатически благоприятные, экономически развитые, высоко стоящие в рейтинге науки и образования, культуры и цивилизации. В западный блок вошли, подпирая Американскую Империю мощными бетонными быками – Англия и Франция, большая часть Германии, колыбель культуры Италия, прекрасная Греция, благословенная Испания…

Русские получили наиболее климатически суровые, бедные, отсталые районы планеты: польские болота да венгерскую угорщину. Но – разрушенная дотла, истощенная войной, обремененная демо-гео-графическим балластом Русская Советская Империя приняла перчатку вызова!

В 1975 все страны русской клиентеллы производили более 40% мировой промышленной продукции. За 1951—75 доля прорусских стран в мировой промышленной продукции удвоилась (в 1950 она составляла примерно 20%), а доля проамериканских, к началу соревнования очень развитых стран уменьшилась с 80% до немногим более 50%.

Этот сдвиг произошёл в результате более быстрого развития экономики стран плановой системы хозяйства. Созданная некогда Бисмарком для Германской империи плановая модель умудрилась послужить и «делу социализма». Удельный вес СССР в производстве мировой промышленной продукции вырос с 1% в 1922 до 10% в 1937 и до 20% в 1975.

Среднегодовые темпы прироста национального дохода в СССР в 1951 составили 8,1%, тогда как в США – только 3,2%. Уже в 60-е гг. СССР производил больше, чем любая другая страна, железной, марганцевой и хромовой руд, угля и кокса, цемента, калийных солей, тракторов, тепловозов и электровозов, хлопка, льна и некоторых других видов продукции; в 1975 — также чугуна, стали, нефти, минеральных удобрений.

Если в середине 30-х гг. СССР производил промышленной продукции меньше, чем Германия, Великобритания и Франция, отдельно взятые, то в середине 70-х гг. — значительно больше ФРГ, Великобритании и Франции, вместе взятых. И это при том, что разрушения второй мировой войны в СССР и этих странах были просто несопоставимы, СССР стартовал со значительно более худших в экономическом смысле позиций.

Начиная с 1966 в СССР ежегодно в среднем вводится в эксплуатацию свыше 100 млн. м2 полезной площади жилья (в 1970—106 млн. м2), что даёт возможность ежегодно улучшать жилищные условия примерно для 11 млн. человек. Большая часть квартир распределяется вообще бесплатно! Единственная причина жилищной проблемы в СССР – крайне низкие изначальные стартовые показатели (из руин!) и переселение деревни в город (урбанизация). Поскольку к 1985 году обе эти проблемы были преодолены, должен был наступить «жилищный рай», который не наступил только по всем нам памятной причине.

Безусловно и другое. Среднестатистический гражданин СССР, несмотря на совершенно неравные стартовые условия, питался лучше, чем при РФ сегодняшнего дня и на уровне самых обеспеченных стран мира. При этом улучшение рациона питания гражданина СССР продолжалось вплоть до 1990 года, после которого последовал резкий обвал.

Что это, коммунистическая пропаганда? Нет, данное утверждение основано на данных энциклопедии ООН Food & Agricultural Organization of the Unated Nation. СССР к 1990 году вполне достойно выглядит в потреблении мяса, занимая 4-е место в восьмерке лидеров, на уровне Великобритании, но при климате, гораздо более суровом для мясного скотоводства, чем у стран Запада. По сумме мясо+рыба совок обгоняет англичанина.

А вот в РФ потребление мяса на уровне Суринама и Эквадора (45), ниже среднего по Центральной Америке (50.7). Кушайте на здоровье! Кроме того, в 1990 СССР питался в основном мясом собственного производства (20.006 тыс. тонн против 1.298 тыс.тонн импорта, т.е. 6%).

При этом СССР имел в 1985 году золотой запас, 2500 тонн (который был промотан Горбачевым менее чем за пять лет), паритет покупательной способности рубля к доллару на уровне 64 копеек, ежегодный прирост экономики (только под занавес горбачевщины сменившийся спадом в 11% и должников по всему миру (которых очень любили потом прощать правители РФ, как будто это они одалживали).

Разрушители СССР любят плакаться, что получили в свое распоряжение полного банкрота. На самом деле они старательно имитировали банкротство вполне состоятельной страны, чтобы за копейки взять миллиардные куски собственности. Если в СССР «ничего не было» — то за что же получили свои миллиарды ельцинские и путинские олигархи? Что они до сих пор продают, затыкая бюджетные дыры, как не советское наследие, кажущееся в этом разрезе – каким-то бездонным и безразмерным?

А ведь поминая Гайдара, демократы стенали в эфирах, что коммунисты «оставили в наследство Гайдару в сейфе лишь пару слезинок Николая Ивановича Рыжкова». Неужели столько стоят две слезинки Рыжкова?!

Пытаясь как то оценить дегенератизм ельцинской системы на языке рационального мышления, экс-президент Всемирного банка, Нобелевский лауреат по экономике Дж.Стиглиц писал: «Россия обрела самое худшее из всех возможных состояний общества — колоссальный упадок, сопровождаемый столь же огромным ростом неравенства. И прогноз на будущее мрачен: крайнее неравенство препятствует росту, особенно когда оно ведет к социальной и политической нестабильности».

Легендарный Дж. Гэлбрейт, с 60-х годов определяющий основной тренд экономики и социологии, видный экономист-теоретик XX века бил тревогу: «Говорящие — а многие говорят об этом бойко и даже не задумываясь — о возвращении к свободному рынку времен Смита не правы настолько, что их точка зрения может быть сочтена психическим отклонением клинического характера. Это то явление, которого у нас на Западе нет, которое мы не стали бы терпеть и которое не могло бы выжить».

В 1996 г. целая группа американских экспертов, среди которых было три нобелевских лауреата по экономике, пришла к выводу об ошибочности и иррациональности проводимых в РФ реформ. (См. книгу «Реформы глазами американских и российских ученых», М., 1996).

Они признали: «Политика экономических преобразований потерпела провал из-за породившей ее смеси страха и невежества».
На планете, где от голода каждую секунду умирает ребенок, где количество голодающих по данным ООН ЕЖЕГОДНО ТОЛЬКО возрастает на число всего населения всей РФ, бытовые условия СССР были не просто комфортными, а СВЕРХКОМФОРТНЫМИ.

Отсутствие экономического кризиса в позднем СССР зафиксировано не только в докладах ЦРУ 1980-90 гг., которые сегодня уже опубликованы, но и в открытых работах американских экономистов. Так, например, сказано в работе американских экономистов М. Эллмана и В. Конторовича, специализирующихся на анализе советского хозяйства, авторов вступительной статьи к книге «Дезинтеграция советской экономической системы»(1992): «В начале 80-х годов как по мировым стандартам, так и в сравнении с советским прошлым дела… были не столь уж плохи».

Ухудшаться они стали именно под воздействием вносимых в ходе перестройки изменений. По данным тех же американских экономистов, «если в 1981-1985 гг. среднегодовой бюджетный дефицит составлял всего 18 млрд. руб., то в 1986-1989 гг. — уже 67 млрд. В 1960-1987 гг. в среднем за год выпускалось в обращение 2,2 млрд. руб., в 1988 г. — уже 12 млрд., в 1989 г. — 18 млрд., а в 1990 г. — 27 млрд. руб.».

Впрочем, до современного американского бюджетного дефицита и долгового бремени ему было весьма далеко даже в самые худшие годы! Государственный секретарь США Дж. Бейкер по-бухгалтерски сухо пояснял: «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы достичь победы в холодной войне против России».

Важен для установления истины и такой факт: когда громили советскую модель экономики, никто из нобелевских лауреатов по экономике никогда не выступал в поддержку российской экономической политики.

Наоборот, 16 (!) нобелевских лауреатов по экономике писали Ельцину письмо с просьбой одуматься. Правительство РФ предпочитало не прислушиваться к мнению авторитетов мировой экономической науки и всегда опиралось на советы их ярых оппонентов – не случайно, конечно же: психически неполноценным, захватившим власть в Москве, любое рациональное решение представлялось отвратительным.

Говорить об ЭКОНОМИЧЕСКОМ банкротстве СССР, который к 1985 году вышел из полосы выматывающих сверхтяжелых испытаний и преодолел основные ОБЪЕКТИВНЫЕ (т.е. материальные) проблемы потребления, может только безответственный или неграмотный человек.

Гибель СССР связана не с материальными, а с духовными проблемами, социопсихическим кризисом, «разрухой в головах», о которой рассказывает журнал нашей Академии «Нацбезопасность и социопатологии» (имеется интернет-версия»).

Но это, как говорится, уже совсем другая история.

ВАЗГЕН АВАГЯН

 

Добавить комментарий